А.С. Пушкин. Акварель П. Соколова

Некролог, написанный В.Ф. Одоевским после смерти А.С. Пушкина начинался словами: «Солнце нашей поэзии закатилось!» Под некрологом было проставлено точное время по старому стилю: 29 января 2 часа 45 минут пополудни. В этот момент остановилось сердце Александра Сергеевича Пушкина. Часы в его кабинете перестали показывать время: В. Жуковский придержал рукой маятник.

«Как странно! Боже, как странно: Россия без Пушкина. Я приеду в Петербург, и Пушкина нет…» Гоголь

Десятки Пушкинистов, исследовавших сотни писем и воспоминаний современников, восстановили цепь событий, приведших Пушкина к поединку у Черной речки. Но в этой цепи и по сей день остаются неизвестные звенья,  до конца не понята роль как главных участников этой трагедии, так и не найдена истинная причина всего случившегося. Стечение обстоятельств? Или все-таки бессовестный извращенный свет, скучающее петербургское общество без чести и достоинства виновны в случившемся? Что же привело Пушкина к роковому поединку у Черной речки?

«Вся эпоха мало-помалу стала называться пушкинской. Все красавицы, фрейлины, хозяйки салонов, кавалерственные дамы, члены высочайшего двора, министры, аншефы и не-аншефы постепенно начали именоваться пушкинскими современниками… Говорят: пушкинская эпоха, пушкинский Петербург. И это уже к литературе прямого отношения не имеет, это что — то совсем другое. В дворцовых залах, где они танцевали и сплетничали о поэте, висят его портреты и хранятся его книги, а их бедные тени изгнаны оттуда навсегда. Про их великолепные дворцы и особняки говорят: здесь бывал Пушкин или: здесь не бывал Пушкин. Все остальное никому не интересно». Анна Ахматова

А. П. Брюллов.   Наталья Гончарова

Итак, приехавший в Петербург осенью 1833 года Жорж Дантес делает быструю карьеру благодаря покровительству голландского посланника при русском дворе барону Луи Геккерну. Истинный характер их отношений неизвестен, но Жоржу на тот момент – двадцать один, а усыновившему его барону – сорок два года. С ранней весны 1836 года в петербургском свете распространяются упорные слухи, что Дантес страстно влюблен и настойчиво ухаживает за женой Пушкина. Отвечала ли Наталья Николаевна взаимностью — неизвестно.  Можно лишь говорить о ее неосторожном кокетстве и легкомысленном поведении, которые и привели к последующим событиям. Есть свидетельства, что и царь был неравнодушен к жене поэта, первой петербургской красавице, и преследовал ее своими ухаживаниями. В анонимном письме, полученном 4 ноября 1836 года, в котором  Пушкин назван рогоносцем, содержался также намек и на царственную особу.  В нем было сказано следующее: «Кавалеры первой степени, командоры и рыцари светлейшего Ордена Рогоносцев, собравшись в Великий Капитул, под председательством высокопочтенного Великого Магистра Ордена, его превосходительства Д.Л. Нарышкина, единогласно избрали г-на Александра Пушкина заместителем великого магистра Ордена Рогоносцев и историографом Ордена. Непременный секретарь граф И. Борх».  Такие письма были разосланы и многим друзьям поэта. Пушкин тут же посылает вызов Дантесу. Вмешивается Жуковский и вместе с Геккерным умоляют отсрочить дуэль. Затем Дантес объявляет о помолвке 17 ноября с Екатериной Николаевной, свояченицей Пушкина. Неожиданный брак был принят в обществе с удивлением, Екатерина Гончарова была на 3 года старше жениха, но возможно была уже беременна. И Пушкин объявляет своему секунданту про свой вызов на дуэль «как бы не бывший».                                                                           

Дантес

10 января 1837 года состоялась свадьба Дантеса и Екатерины Николаевны Гончаровой. Но Геккерны упорно распускают слухи, что женившись, Дантес пожертвовал своей любовью, собой ради чести обожаемой женщины. В петербургском обществе шушукаются, обсуждают, клевещут. Друзья Пушкина в растерянности. Пушкин был убежден, что автором анонимного письма являлся барон Геккерн и написал тому весьма оскорбительное письмо еще в ноябре, но не отправил, благодаря вмешательству Жуковского. Но в этот раз письмо дошло до своего адресата. Мир взорвался! Дуэль неизбежна. 25 января 1837 года Пушкин отсылает письмо. 27 января дуэль состоялась. Тот, кто вызывает на дуэль, стреляет вторым, если останется жив. Дантес стреляет первым и попадает Пушкину в живот, тот падает, но приподнявшись стреляет в ответ… Дантес легко ранен – якобы, пуля, направленная в сердце, пробив руку насквозь, попала в металлическую пуговицу на мундире дуэлянта —  он все-таки надел кольчугу.

Вечером 27 января смертельно раненного Пушкина на руках вносят в его кабинет в доме на Мойке, 12. Врача удалось найти не сразу. Они как на зло отсутствовали. «Приехал Арендт, он осмотрел рану. Пушкин просил его сказать ему откровенно, в каком он его находит положении, и прибавил, что какой бы ответ ни был, он его испугать не может, но что ему необходимо знать наверное своё положение, чтобы успеть сделать некоторые нужные распоряжения. — Если так, — отвечал ему Арендт, — то я должен вам сказать, что рана ваша очень опасна и что к выздоровлению вашему я почти не имею надежды». (Из воспоминаний Данзаса)

Несмотря на сильнейшие страдания, Пушкин сохранял полное самообладание. Просил подать какие-то документы на подпись. Сжечь какие-то написанные его рукой бумаги. Попросил подать шкатулку, вынул из нее и подарил Данзасу кольцо, попросив не мстить Дантесу. Еще одно с бирюзой подарил Далю, а Жуковскому с сердоликом, которое называл «талисманом». Это кольцо впоследствии перейдет к И.С. Тургеневу. Пушкин ясно осознавал, что умирает.  Утром 28 января после мучительно тяжелой ночи больной потребовал к себе детей и трижды их благословил. На протяжении всех сорока шести часов своих смертных страданий Пушкин не переставал думать о том, чтобы как можно меньше волновать супругу.  Но вот прекрасная голова поэта склонилась. Руки опустились. Всех поразило величавое и торжественное выражение лица. Жуковский, Данзас, Вяземский с женой, А. Тургенев, Загряжская, врачи Спасский и Андреевский услышали последний вздох поэта. Андреевский закрыл ему глаза.

Кабинет, по приказу царя был опечатан, дабы какие-либо компрометирующие документы не были найдены. Гроб с телом выставили в переднюю. Проститься приходили десятки тысяч русских людей всех состояний, чтобы отдать последний долг Поэту. Извозчиков нанимали, просто говоря: «К Пушкину!»

Отпевание было назначено на 1 февраля в Исаакиевском соборе, были даже выданы специальные «билеты». Однако накануне ночью тело из квартиры перенесли в Конюшенную церковь — Пушкин был её прихожанином. Как вспоминал Жуковский: «В минуту выноса, на который собрались не более десяти ближайших друзей, жандармы заполнили ту горницу, где мы молились об умершем. Нас оцепили, и мы, так сказать, под стражей, проводили тело до церкви». Вскоре площадь вокруг Конюшенной церкви «представляла собой сплошной ковёр из человеческих голов», мужчины стояли без шапок.

3 февраля ночью тело Пушкина тайно увезли в Псковскую губернию, где находилось родовое имение семьи — Михайловское. До Святых Гор домчались всего за 19 часов, благодаря подорожной, выданной самим императором. Сопровождать тело поэта Николай Первый повелел Александру Тургеневу, приятелю Александра Сергеевича. Похороны состоялись 6 февраля 1837 года в 6 часов утра. Никто из родных так на могиле и не был. Жена приехала только через два года. Памятник она установила в 1841 году.

Подлинная Россия восприняла смерть Пушкина как большое национальное горе. Царская Россия приложила все усилия, чтобы погубить поэта.

Друзья ценили Пушкина не только как гениального поэта, но и человека близкого по убеждениям, связанного большой и глубокой дружбой. Лермонтов, Гоголь, Мицкевич,  И. Гончаров, И. Тургенев, лицейские товарищи – отозвались на смерть поэта. «Прострелено солнце!» — написал А.В. Кольцов. Молодой Михаил Лермонтов написал стихотворение «Смерть поэта».

Очень взволнованно восприняли весть о смерти Пушкина и его друзья-декабристы. Ведь свободолюбивые стихи Пушкина были найдены в делах почти всех участников восстания 14 декабря 1825 года. Иван Пущин написал И. Малиновскому: «если бы я был на месте Данзаса, то роковая пуля встретила бы мою грудь: я бы нашел средство сохранить поэта-товарища, достояние России».

«Пушкин как ударил словами, как молнией в кучу лохмотьев, и сразу выжег из них чистое золото!. Карл Брюллов

«Пушкин меня с ума сводит. Какой великий гений, какая поэтическая натура!.. У меня теперь три бога искусства, от которых я почти каждый день неистовствую и свирепствую: Гомер, Шекспир и Пушкин». В.Г. Белинский

Дантеса судили, разжаловали в солдаты и 19 марта 1837 года выслали из России. Жена последовала за ним. Поселились в захолустном провинциальном городке Сульц, в Эльзасе, в родовом замке Дантесов. Позже, их младшая дочь Леони Дантес, владевшая русским языком и читавшая Пушкина в подлиннике,  обожавшая Пушкина всем сердцем, по свидетельству пушкиниста А.Ф. Онегина, найдет мужество обвинить отца в убийстве великого поэта.

За меня не будете в ответе,

Можете пока спокойно спать.

Сила – право, только ваши дети

За меня вас будут проклинать.

Прошло 185 лет с момента смерти Александра Сергеевича Пушкина на роковой дуэли, однако память о нем никогда не угаснет, это рана, которая будет болеть у всех, кто хоть однажды прикоснулся к судьбе великого поэта.

В фонде библиотеки множество книг о жизни А.С. Пушкина разных авторов. Вот некоторые из них:

Щеголев П.Е. Дуэль и смерть Пушкина. Кн. 1 . – Москва : Книга, 1987 . – 432 с.

П.Е. Щеголев — известный историк, литературовед, автор многочисленных работ об А.С. Пушкине. Его книга «Дуэль и смерть Пушкина» представляет значительный вклад в отечественную пушкиниану. Это наиболее основательное исследование последних лет жизни Пушкина, опирающееся на самый полный свод источников по данной теме.               

Абрамович С.Л. Пушкин в 1836 году: (Предыстория последней дуэли) . Ленинград : Наука, 1989 . – 312 с.  Книга посвящена последнему году жизни Пушкина. В ней на основе тщательного изучения многочисленных источников рассказывается о «трудах и днях» поэта в 1836 г., анализируются неясные и запутанные эпизоды преддуэльной истории, пересматривается ряд биографических легенд и восстанавливается истинная последовательность событий, приведших к трагической гибели Пушкина. Книга представляет собой итог многолетних исследований автора — старшего научного сотрудника Всесоюзного музея А. С. Пушкина. Второе издание дополнено новыми главами, в которых уточняется ход событий накануне январской дуэли. Книга предназначена как для специалистов, так и для широкого круга читателей. 

Молок, Юрий. Пушкин в 1937 году : Материалы и исследования по иконографии / Юрий Молок . – Москва : Новое литературное обозрение, 2000 . – 272 с. : ил.

Книга посвящена пушкинскому юбилею 1937 года, устроенному к 100-летию со дня гибели поэта. Привлекая обширный историко-документальный материал, автор предлагает современному читателю опыт реконструкции художественной жизни того времени, отмеченной острыми дискуссиями и разного рода проектами, по большей части неосуществленными. Ряд глав книг отведен истории Пиковой дамы в русской графике, полемике футуристов и пушкинианцев вокруг памятника Пушкину и др. Книга иллюстрирована редкими материалами изобразительной пушкинианы и документальными фото.  

Гессен А.И. Набережная Мойки, 12 : Последняя квартира А. С. Пушкина / А.И. Гессен . – Minsk : Narod. Asveta, 1983 . – 239 с. : ил.

Книга посвящена последним годам жизни классика русской литературы Александра Сергеевича Пушкина. В эти годы он жил в Петербурге, любил, страдал, писал, встречался с друзьями. Взволнованно описывает автор трагические дни, часы и минуты А.С. Пушкина на набережной Мойки и прощание с ним народа, воспринявшею смерть поэта как большое национальное горе.

Наталья Гончарова : Неразгаданная Натали / Адель Алексеева . – Москва : Книжный Клуб Книговек, 2014 . – 192 с.

Чтобы взяться за книгу о Пушкине и Натали, кроме смелости, нужны еще какие-то особые обстоятельства, встречи и собственная версия событий. В данном случае у автора настоящей книги были свои поводы обратиться к этой теме. Прежде всего, знакомство и встречи с правнучкой Пушкиных — Натальей Сергеевной Шепелевой-Мезенцовой и, во-вторых, — с художником Сергеем Лагутиным, который писал пушкинские портреты. Благодаря этим обстоятельствам у автора сложился свой взгляд на случившееся в 1837 году. Книга рассчитана на массового читателя.

Фридкин, Владимир. Дорога на Черную речку / Владимир Фридкин. – Москва : Вагриус, 1999. – 446 с.

В трагических событиях последних лет жизни, которые привели Александра Сергеевича Пушкина к роковой дуэли на Черной речке, несмотря на тщательную, кропотливую работу ученых-литературоведов, оставалось очень много неясного. Доктор физико-математических наук Владимир Михайлович Фридкин, долгие годы занимающийся и литературоведческими поисками, в своем повествовании «Дорога на Черную речку» не стремится поставить все точки над «и». Эта публикация скорее приглашение к размышлению. В основе — новые материалы, которые проливают свет на те события, что оставались неизвестными не только широкому кругу читателей, но и специалистам. Этими новыми материалами стали письма Жоржа Дантеса к его приемному отцу барону Геккерну.

Данзас, К. К. Последние дни жизни и кончина Александра Сергеевича Пушкина / К.К. Данзас. – Москва : МИПКРО, 2000. – 136 с.

Воспоминания К. К. Данзаса печатаются в современной орфографии по изданию Я. А. Исакова, Санкт-Петербург, 1863 г. Книга снабжена именным и топографическим указателями, хронологической справкой, дополнена биографическим очерком о К. К. Данзасе и исследованием «Хроника пушкинских дуэлей», подготовленными О. Р. Николаевым.

Кунин, Владимир. Последний год жизни Пушкина : Переписка. Воспоминания. Дневники. —  Москва : Правда, 1988. – 704 с.

В книге собраны документы и материалы, рассказывающие о жизни и трудах Пушкина с 1 января 1836 г. по 29 января 1837 г. Главное место отведено переписке Пушкина, его последним стихам, публицистическим и критическим статьям. Заключительные главы содержат разнообразные документы, связанные с трагической гибелью великого поэта, и воспоминания современников. Сборник тематически завершает издание «Жизнь Пушкина, рассказанная им самим и его современниками».

Фридкин, В. М. Пропавший дневник Пушкина: Рассказы о поисках в зарубежных архивах / В.М. Фридкин. – Москва : Знание, 1987. – 208 с. : ил. Прошло много лет со дня трагической гибели гения русской литературы А. С. Пушкина. Но не прекращаются поиски материалов о нем, появляются новые находки. В коде поисков материалов дневника поэта, разысканий в архивах и частных собраниях разных стран — Англии, Франции, Италии, США — автор нашел мною новых интересных сведений о Пушкине, близких ему людях и тех, кто причастен к его гибели. Значительная часть иллюстраций принадлежит автору и публикуется впервые.  

Тамара Дунаева