Четвертый день Недели науки посвящен теме «Маска в литературе и других социально-гуманитарных науках».

О М.Ю. Лермонтове написано очень много и его современниками, и его биографами. Люди одаренные, видимо, чувствуют в себе те силы и возможности, которыми не обладают другие, к сожалению не наделенные талантом. А что он был талантливым поэтом, художником, нет сомнения даже для его врагов. Он погиб очень рано, блеснув своими яркими, гениальными стихами, так близкими и понятными и тем, кто еще не вошел во взрослую жизнь, а остается в романтическом юношеском возрасте, и тем, кто читает стихотворения последних лет его жизни и чувствует их совершенство по форме и по содержанию. И его прозой, о которой Н. В. Гоголь сказал:

 «Никто еще не писал у нас такою правильною, прекрасною и благоуханною прозою. Тут видно больше углубленья в действительность жизни — готовился будущий великий живописец русского быта…».

Белинский писал своему другу Боткину: «Вышли повести Лермонтова. Дьявольский талант! О, это будет русский поэт с Ивана Великого! Чудная натура!»

Этому не суждено было сбыться. Его характер ли был тому виной или стечение обстоятельств, определить уже невозможно. Для тех, кого он интересует как личность, достаточно много литературы и те, кто читал и мысленно составлял о нем свое собственное мнение, не могли не заметить, можно сказать, двойственности в его характере. Поэт натужно улыбался на балах, танцевал мазурки, болтал о совершеннейших пустяках со знакомыми; возможно, он ожидал встретить там более душевное и духовное отношение к себе, но «свет есть свет», и он надевал маску для этого  общества:

«Как часто, пестрою толпою окружен,

Когда передо мной, как будто бы сквозь сон,

При шуме музыки и пляски,

При диком шепоте затверженных речей,

Мелькают образы бездушные людей,

Приличьем стянутые маски,

Когда касаются холодных рук моих

С небрежной смелостью красавиц городских

Давно бестрепетные руки, —

Наружно погружась в их блеск и суету,

Ласкаю я в душе старинную мечту,

Погибших лет святые звуки».

И не только он, но и герои его произведений. В «Княжне Мэри» Печорин признается: «Во мне два человека: один живет в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его…».

Слова Арбенина в «Маскараде» — о поведении великосветских дам: «…Диана в обществе… Венера в маскераде», «И если маскою черты утаены, То маску с чувств снимают смело».

   О нем чаще всего говорили, как о саркастичном человеке с тяжелым взглядом больших карих глаз. И все же при том же несносном лермонтовском характере, с теми же шуточками и прозвищами у Лермонтова были самые дружеские отношения и со своими товарищами по оружию на Кавказе, и с сослуживцами в полках.

Не каждому удавалось поговорить с ним от души, и быть на «ты» с ним он позволял очень немногим. Но с этими немногими он мог быть и веселым, и шаловливым, и читать своим друзьям «Мцыри» с горящим взглядом темных глаз, и «Тучки небесные…», когда эти  глаза,  по воспоминаниям дочери писателя и историка Н. М. Карамзина —  Софи Карамзиной — были влажные от слез:

  «Я вальсировала с Лермонтовым (маменька пригласила его к нам, он очень мил, совершенный двойник Хомякова и лицом, и разговором)… (7 сентября 1938 г.) В субботу мы получили большое удовольствие (4 ноября 1838 г.) — слушали Лермонтова (он у нас обедал), который читал свою поэму «Демон». Ты скажешь, что название избитое, но сюжет, однако, новый, он полон свежести и прекрасной поэзии. Поистине блестящая звезда восходит на нашем столь бледном и тусклом литературном небосклоне…» / А.С. Хомяков — русский поэт, художник и публицист/

Возможно, эта романтическая, юношески чистая душа прикрывалась маской скептичного и скучающего «Героя нашего времени». Жаль, что не всем это дано было понять.

***

«Я на земле был брошен в яркий бал

И в диком танце масок и обличий

Забыл любовь и дружбу потерял»

/А. Блок, «Песнь ада», 1909/

В этом отрывке слышен отголосок темы драмы М. Лермонтова «Маскарад». Молодой поэт Александр Блок и молодой поэт Михаил Лермонтов – есть что-то общее: и  романтичность, и обращение к мистическим образам, и возвышенность чувств.

В 1919–1920 годах, когда Александр Блок (вместе с Корнеем Чуковским) работал над проектом М. Горького  по  подготовке для издания в Берлине ста книг русских писателей XVIII–XIX в. в., он выбрал одного из своих любимых поэтов — Лермонтова. Он стал составителем, редактором и комментатором однотомника его «Избранных произведений».  Видимо, в то тревожное время, когда жил и творил Блок, ему были близки по духу герои произведений Лермонтова с его мятущимися и не находящими покоя героями и противопоставлениями демона и ангела. В эпоху Блока назревающие огромные перемены  в современном обществе и, наконец, те условия жизни в холодном, голодном  тогда Петрограде, которые стали практически невыносимые к зиме 1920 — 1921 г. г., заставляли мечтать уйти в мир неземной, мир символов. Какое- то время поэт отдавал дань символизму (литературному течению – одеть маску, от настоящего уйти к  высшими идеалам).

С 16 лет он увлекся театром, в театре В. Мейерхольда ставились его пьесы в духе мистики, ирреализма. Маска – возможно, это символ той эпохи, того сложного времени, в котором пришлось жить и творить поэту, о значении этого символа в его творчестве можно познакомиться, перейдя по ссылке:  https://ppt-online.org/85698.

«Снежная маска» — литературный цикл Александра Блока, созданный им в январе 1907 года. Все тридцать стихотворений, составляющих цикл, были написаны в течение двух недель; Блок однажды заметил, что при его написании просто «слепо отдался стихии». «Снежную маску» Блок писал под свежим впечатлением знакомства с Натальей Волоховой, актрисой театра им. Комиссаржевской. Романтика чувств – вот, что отличает поэзию Блока, чудесные стихи, с ними можно познакомиться в фонде библиотеки или по ссылке: http://blok.lit-info.ru/blok/stihi/snezhnaya-maska/snezhnaya-maska.htm

Источники обзора – литература из фонда библиотеки и из электронной библиотеки:

Светлана Кириллова