В среду, 23 августа в библиотеке состоялся творческий вечер нашего бывшего соотечественника, ныне проживающего в Израиле, поэта Виктора Голкова. Встречи с Виктором проводятся уже не в первый раз, и всегда привлекают благодарных почитателей поэзии и коллег по цеху. Так и сейчас, повидать его и услышать новые и старые стихи собрались члены Ассоциации русских писателей, друзья по увы, ушедшему в прошлое литобъединению «Орбита», и читатели нашей библиотеки.

Виктор много читал, рассказывал о своих творческих планах, да и просто – о жизни. Его немного пессимистичное, зрелое восприятие создает определенную ауру личности, настраивает на лирический тон, а отдельные стихи еще долго не отпускают и звучат в душе:

Если вдруг на планете иной

я однажды открою глаза,

захочу перебрать

подступившие въявь ощущенья.

Тот же шорох шагов,

та же смутная жажда общенья.

И на крик петухов

откликаясь, скрипят тормоза.

Лишь друзья не такие,

какими их видел вчера,

словно суть исказил

неизвестный один отпечаток.

Не пожать им руки

через тонкую кожу перчаток.

И багровым огнём

полыхают вовсю вечера.

Уехав в другую страну, Виктор Голков не перестал писать стихи, даже наоборот – стал больше публиковаться, участвовать в международных литературных конкурсах, выступал как составитель поэтических сборников, выпустил несколько книг.

Общаться с ним было легко и интересно, в беседе постоянно всплывали имена старых знакомых, литераторов, проживающих как в Молдове, так и за рубежом. Кто-то жив, кто-то уже остался за той последней чертой, но пока звучат их имена, их стихи – мы помним о них.

Конечно же, ностальгическая нота не могла не звучать, поскольку наш город  — родина Виктора и грусть расставания с ним никогда не покинут поэта:

Не пишется — такая пустота.
Кромешный зной, последняя черта.
И рокового времени приметы,
кровавый бред впитавшие газеты.
Готов ли к смерти? К жизни не готов,
и снится мне ночами Кишинев.
Прозрачный воздух, озера пятно,
его поверхность, сердцевина, дно.
Тот переулок, где пришлось родиться,
и парк, в котором можно заблудиться.
Спешу домой, где точно — мать с отцом,
чтоб с ними перекинуться словцом.

Но, тем не менее, я знаю – пройдет немного времени, и мы снова встретимся, мы снова будем говорить, читать, как когда-то на старой кухне, перебивая друг друга, стихи, потому что разлук нет. Есть наша жизнь, и есть надежда на встречу.

                                                                                     Татьяна Опря-Захарова