Так получилось, что последние четыре месяца 2013 года известный кишиневский бард Игорь Доминич работал библиотекарем в Ломоносовке. На его стихи к тому времени уже были написаны великолепные песни не только кишиневскими композиторами, но живущими также в  ближнем и дальнем зарубежье. Среди них известные российские авторы-исполнители: Сергей Никитин, Дмитрий Бикчентаев, Эльмира Галеева, Виктор Попов.  По свидетельству казанского музыканта Дмитрия Бикчентаева, стихи Игоря Доминича назвал профессиональными «патриарх бардовского движения» Александр  Городницкий, услыхавший их на одном из фестивалей авторской песни. В предисловии, названном «На белых листках недописанной жизни» к посмертному сборнику произведений Игоря «Неукрощенные мной буквы» Александр Городницкий отмечает: «… ее автор, безвременно ушедший из жизни в самом расцвете своих творческих возможностей, был не «стихотворцем», как он скромно себя называет, а настоящим поэтом». И еще одна выразительная цитата из того же предисловия: «Перед нами подлинный  самобытный поэт с драматической биографией в своей короткой жизни, человек, нестандартно мыслящий и чувствующий, срастивший себя со своим лирическим героем».

Широко известный российский автор-исполнитель, композитор Сергей Никитин, написавший две песни — «В этом доме по утрам играет музыка» и «Обними меня скорей» на стихи Доминича, узнав об уходе Игоря, написал в Facebook 9 января 2014 года:

 «Игорь Доминич… Как-то не верится, что он умер, но это, к сожалению, так. Для нас Доминич был недавним открытием. С легкой руки Димы Бикчентаева мы прочитали сборник стихов Игоря, «молодого» поэта из Кишинева. Сразу возникло ощущение свежести, подлинности и музыкальности. Захотелось эти стихи петь, что мы и пытаемся делать. Были мимолетные контакты с Игорем по электронной почте. А хотелось встретиться. Как жалко, что не удалось. Все казалось, еще успеется, ведь Доминич намного моложе нас. Не удалось, не успелось… Остается обратиться с благодарностью к Поэту, поселившему нас в доме, где «по утрам играет музыка», и оставившему надежду: «…в этом доме все когда-то будут счастливы!»

К счастью, многим музыкантам, поэтам, исполнителям посчастливилось  встречаться, близко дружить, писать песни на  стихи Игоря, исполнять их. Александр Соломонов, известный в Молдове, России и Германии бард,  друг и коллега Игоря по театру  «Данко», еще в 2004 году опубликовал  первую книгу его стихов «Зеленое время восхода»; в 2015 году издал в Москве вместе с друзьями  сборник «Незавершенные мной строки», который назвал «полным собранием сочинений», поскольку в него вошли все стихи, написанные Игорем и мюзикл для маленькой сцены «Оседлав Россинанта». Композитор Рустам  Ахметзянов, близкий друг и соавтор Игоря написал множество прекрасных песен, на наш взгляд, самых лучших из всех написанных на его стихи.  Председатель Клуба авторской песни «Товарищ гитара» Юлиан Киркин, много сделал для  того, чтобы творчество Игоря стало известным, поддерживал его при жизни,  уже шесть лет и организует вечера его памяти.  На последнем вечере, проведенном в декабре прошлого года к шестидесятилетию Доминича, он исполнил  песню-посвящение своему другу «Я неудачи множу на удачи». Дружили с Игорем, конечно, и  другие участники клуба: художественный руководитель, дирижер хора «Рапсодия» Наталья Барабанщикова, исполнители Елена Резник, Сергей Малышев, Иван Коваль, Лилия Минаева. Виктория Рошка  перевела на румынский язык  стихотворение «В этом доме по утрам играет музыка». Игорь Солонков, Виталий Бальвас, Сергей Галушкин, тираспольские и кишиневские барды писали музыку на его стихи, пели и продолжают исполнять  их.

Счастье общения с этим талантливым человеком  выпало и нам, сотрудникам Ломоносовки… Летом 2013 года далеко не позитивные житейские обстоятельства, связанные с необходимостью срочных поисков работы, привели его к нам, в Ломоносовку. Начал он работать только в сентябре, поскольку у него уже была предварительная договоренность о летней встрече в Казани с Дмитрием Бикчентаевым, куда должен был отправиться. В библиотеке Игоря знали давно, множество литературно-музыкальных встреч  прошло  с его участием, из них одна творческая, но, конечно, и предположить не могли, что когда-нибудь этот элитный поэт, бард, станет библиотекарем. С другой стороны, мы были уверены, что поскольку простора для креатива в библиотеке творческому человеку более чем достаточно, он сумеет найти приложение своим многочисленным талантам, среди которых также были и способности программиста, всегда необходимые в библиотеке.  Действительно, Игорю Доминичу много времени не понадобилось, чтобы это понять. Очень быстро он принялся за освоение библиотечного  пространства. Первым делом завел блог, назвав его «Дежурный по библиотеке», куда выкладывал, причем, весьма оперативно  свои  мысли, впечатления, эмоции, вызванные новыми для него библиотечными аспектами. «Ну, что? Здравствуйте! Это я, ваш дежурный по библиотеке… Честно говоря, я еще не очень понял суть происходящего, но впечатлений масса… Дело в том, что работаю я в библиотеке всего одну неделю. Первую…  Итак, что я увидел (услышал, унюхал, ущупал) за эту неделю…  Ребята! Это, оказывается, не просто! Не только книжки выдавать! У-у-у!  Еще много чего. Например,  состоявшийся в субботу (7 сентября), так называемый «вебинар».  Если по-простому — семинар, но — на весь свет (интернет – великая сила). Собственно о нем, об интернете, и говорили. Тема была: «Применение интернета и цифровых технологий в воспитании детей».

Так, просто и непосредственно писал он в своем первом посте, выложенном 9 сентября, подписывал их потом  всегда: «Ваш дежурный по библиотеке». Было их всего одиннадцать, откликов  на разные события, в том числе и Юбилейный вечер, посвященный 65-летию Ломоносовки. В качестве барда на этом вечере он не выступил, но сумел помочь  морально-вдохновляюще  и технически: переносил, устанавливал, был «на подхвате», каждую минуту готов был прийти на помощь.  Вот его впечатления на блоге о вечере: «Свершилось! Этот день, а заодно и вечер прошел! Библиотека отпраздновала юбилей… Шестьдесят пять лет – это не шутка, это дата! Всех пришедших к нам было – не перечесть! Читальный зал, рассчитанный (теоретически) на двести пятьдесят человек, не вместил всех явившихся на праздник… Но и в фойе библиотеки скучно не было…»

Игорь принимал участие в самых разных мероприятиях библлиотеки: психолого-педагогических вебинарах с представителями сайта «Хорошего окружения», в литературно-музыкальных вечерах, читал свои стихи на ежегодном Фестивале славянской книги, выполнял библиографические разыскания, помогал развешивать картины для очередного вернисажа,  успел даже побывать на одном из мероприятий по повышению квалификации, которое проходило в филиале «Трансильвания». Вместе с ним мы обсуждали множество библиотечных проблем, казалось, впереди – многообещающие  перспективы, потому что уже были задуманы интересные проекты.  В разговорах проскакивали и упоминания о каких-то отдельных биографических моментах: рассказывал про то, как отец и мать брали его, маленьким с собой в туристские походы; о своем родном дяде – известном драматурге, киносценаристе, писателе Юлиу Эдлисе, о работе в театре «Данко». По четвергам, когда проходили встречи в Клубе авторской песни «Товарищ гитара» в библиотеке «Ицик Мангер», Игорь работал в первую смену, чтобы после работы успеть туда. Однажды, после такого вечера, Игорь появился  радостный, счастливый, и признался, что  президент клуба Юлиан Киркин назвал его «культовым поэтом». Видимо, для него, также как и для всех, признание что-то значило,  хотя он потом долго отшучивался на свой счет. Уже шла полным ходом подготовка  вместе с Клубом авторской песни к своему большому творческому вечеру, в день его рождения, 25 декабря, который он хотел провести, разумеется, в Ломоносовке, когда случилось непоправимое. Уходя вечером с работы, он споткнулся на нашем  в то время  проблемном, разбитом тротуаре, упал, поранил ногу. Ждали скорого появления на работе, потому что серьезной травмы не было, но его не последовало, как не было и звонков Игоря с объяснением ситуации. На мой вопросительный, оказавшийся последним, звонок он ответил, что врачи никак не могут поставить окончательный диагноз, но все же, выясняют, а сколько это продлится — неизвестно.  Долго это не продлилось и уже 6 января мы услышали никем и никак не ожидаемую печальную весть. Сначала все решили, что причиной трагедии стало падение, но со временем выяснилось, что это был инсульт, который требует немедленного вмешательства врачей, а времени было потеряно много  в связи с выпавшими выходными, а потом еще праздничными, новогодними днями. Невозможно забыть похороны, заснеженный январский день, когда на кладбище, у могилы звучал из динамиков голос Игоря со стихами: «В моей, еще будущей смерти прошу никого не винить, какая вам разница, черти, какого меня хоронить? Моей, еще будущей смерти, вполне может быть и не быть…» Мы прекрасно понимали, личность какого уровня Ломоносовка обрела и потеряла в лице Игоря. Поэтесса Наталья Мухина, член Ассоциации русских писателей Республики Молдова, пришедшая  работать в библиотеку уже после ухода Игоря,  в  своем эссе «В этом доме по утрам играет музыка», напечатанном в журнале «Русское поле», писала: «Я видела Игоря, слушала в библиотеке Мангера и Ломоносовке, была на концерте Александра Соломонова, исполнявшего песни на  стихи Доминича. И никогда не знала его лично. Но я знаю: от нас ушёл Талант». Горечь этой потери с годами не прошла, напротив, боль только усиливается. Особенно, когда проходят вечера памяти, в зале появляется  большой портрет Игоря, звучат его песни, — сдержать слезы невозможно…

Теперь вспоминаются ситуации, в которых проявился его характер и творческий дух. Однажды, когда на свою лекцию, опаздывала, как это бывает по причине кишиневских дорожных пробок, одна из ведущих, а в зале уже сидели и томились ожиданием начала мероприятия лицеисты, пришло спасительное решение: поскольку в библиотеки есть свои поэты – Игорь Доминич и Татьяна Опря,  надо «занять зрителя» чтением стихов. И они  вдвоем вышли на сцену перед молодыми зрителями, без подготовки, вооружённые лишь своей памятью и удивительными стихами. Игорь так описал этот случай: «И мы за эту неделю проявили чудеса силы и уверенности. Были и запланированные мероприятия, и внеплановые. Например, пришедшим на Пушкинский лекторий школьникам пришлось читать стихи отнюдь не Пушкина, а свои собственные – развлечения ради, в ожидании лектора… Я и Таня Опря были к бою абсолютно не готовы, Но, мятеж! В общем – выкрутились! Молодцы…».  На мой взгляд,  этот экспромт был великолепным,  потому что читались сильные, настоящие стихи, именно такие должна  слушать молодежь. Очень хотелось бы, чтобы кто-то из  молодых слушателей сумел запомнить этот момент,  а потом рассказывать своим детям, что слушал стихи Доминича в его собственном исполнении. Кстати, читал он всегда замечательно талантливо, выразительно, артистично, сказалась работа в театре «Данко»!

Другим интересным моментом, связанным с Игорем, стал случай с его подарком библиотеке антикварного издания,  приобретенного им за символическую цену на одном из книжных развалов Кишинева. Это была небольшого формата, в сером переплете, книжечка с названием «Гамлетъ. Принцъ Датскiй. Трагедiя в пяти дъйствiяхъ Виллiама Шекспира», напечатанная в С.-Петербурге, в 1893 году типографией А.С. Суворина. На естественные попытки возражения принять в дар дорогостоящее антикварное издание, уверения в том, что книга когда-нибудь понадобится ему самому, или его детям, внукам, Игорь отвечал, что в его домашней коллекции есть другие, вполне устраивающие его современные издания «Гамлета». Главным аргументом в пользу передачи этого «Гамлета» из личного собрания в «Ломоносовку» стал факт существования здесь особой Секции раритетных изданий, где, по словам Игоря, «этой книге как раз и самое место». Когда спор стал бесполезным, мы начали вместе с Игорем рассматривать редкий экземпляр. И тут же обнаружили надписи, очевидно, фамилии владельца – Борис Бертельс. Они были сделаны меленькими буковками, уже выцветшими синими чернилами как в верхней части форзаца книги, так и в верхней части титульного листа. Фамилия показалась очень знакомой, поэтому возникло желание немедленно выяснить, что это за личность. Интернет выдал прелюбопытную информацию: Борис Бертельс, владелец  книги — известный актер, педагог, в 50-х годах главный режиссер Севастопольского театра, в репертуаре которого был и спектакль «Гамлет», побывавший в тридцатых годах прошлого века в молдавском городе Сороки. Вспомнилось, разумеется, тут же, известное латинское выражение ”Habent sua fata libelli” («Книги имеют свою судьбу»), но на вопрос, как режиссёрский экземпляр попал в Кишинев, пока ответить невозможно.  Игорь был так поражен открытием, что загорелся желанием написать в театр и сообщить им об экспонате, значимом для истории театра, ведь книга с пометками самого режиссера… Но на вопрос: «Отдадим ли мы книгу в качестве реликвии театру, ответил, — «Нет, оставим  у нас». Позже, уже через год, мы все же написали письмо в театр с предложением  принять книгу, но ответа не получили. Не сомневаюсь, что Игорь непременно довел бы до конца идею связаться с театром.

В библиотеке хранится эта книга, подаренная Игорем, также как и две книги его стихов: одна, прижизненная, 2004 года издания, «Зеленое время восхода»  с  дарственной надписью библиотеке, полученная  после концерта у нас,  и выше упоминавшийся сборник «Неукрощенные мной буквы». Ломоносовке сборник привез из Москвы и подарил Рустам Ахметзянов, также участвовавший в издании книги. Осталось множество видеозаписей выступлений Игоря в библиотеке и, конечно же, память о «самом большом барде Кишинева», работавшем в Ломоносовке. На блоге библиотеки «Кишиневская Ломоносовка» один из разделов  называется: «Дежурный по библиотеке. Памяти Игоря Доминича». Поэтическое творчество Игоря Доминича настолько обширно, глубоко по содержанию, что, несомненно, — на стихи, которые, по словам самого автора, «всегда укладываются в песенные ритмы», будет еще написано много песен.

Феномен кишиневского барда попыталась разгадать в эссе «Незавершенная строка» Ирене Крекер, размещенном в Интернет-ресурсе «Проза.ру». Автор интересного, серьезного, обстоятельного материала, признается:  «Я не имела возможности побывать на открытых выступлениях Игоря Доминича, но, благодаря исполнительскому мастерству барда Александра Соломонова, прекрасно чувствую ритм сердца поэта, понимаю, о чём он хочет нам сказать. Концертная программа, построенная с учётом мнения самого поэта, звучит теперь часто в моём доме. Звучат стихи, песни, опять – стихи, песни, и опять стихи, и опять песни. Песенный ритм стиха ведёт меня от одного к другому, а внутреннее состояние души поэта уводит в мир чувств, вызывает эмоции, ассоциации, пробуждает мысли, которые идут из глубин души, пробиваясь воспоминаниями из прошлого. Я чувствую поэта, его внутреннее волнение и эмоциональную напряжённость. Я понимаю, что теперь его стихи и песни будут сопровождать меня всю жизнь. В начале статьи она упоминает и эпизод с подаренным Ломоносовке изданием «Гамлета», так же, как и мы, она невольно связывает замечания режиссера Бориса Бертельса, сделанные им на странице книги в качестве характеристики Гамлета – «мечтательный,  впечатлительный и с разодранной душой», с мятущейся душой Игоря Доминича: «После знакомства со стихами Игоря Доминича у меня создаётся впечатление, что душа его лирического героя разодрана и кровоточит».

Все годы после ухода Игоря, Клуб авторской песни «Товарищ гитара» в день его рождения 25 декабря, проводит вечера памяти, во время которых звучат песни Доминича в исполнении Юлиана Киркина, Сергея Малышева, Рустама Ахметзянова, воспоминания его друзей.  «Друзья Игоря – Александр Соломонов, Дмитрий Бикчентаев, Рустам Ахметзянов – не могут смириться с этой трагедией и делают всё, что в их силах, чтобы о поэзии Игоря Доминича стало известно широкому кругу читателей», — пишет Ирене Крекер в упомянутом эссе.

В декабре 2019 года на вечер памяти, посвященный шестидесятилетию Игоря, приехал из Казани близко подружившийся с ним, Дмитрий Бикчентаев, автор музыки к песням: «Обними меня скорей», «В этом доме по утрам играет музыка», «Не кори меня той любовью», «Пора возвращаться, ребята», «Пиджаки, а не кители». Много на этом вечере интересных моментов, связанных с Игорем, рассказал казанский бард.  Мы показали ему залы Ломоносовки, где звучали стихи и песни Игоря, его рабочее место…

Слабым, но все же утешением нам, могут послужить слова благодарности Дмитрия Бикчентаева в Книге отзывов: «Кишиневскому русскому культурному гнезду» «за Поэта, который был вами пригрет и последние дни своей жизни провел в ваших стенах. Это очень «знаково» – Библиотека – «последнее прибежище Поэта»…             

                                                                                   Маргарита Щелчкова